Как выбирают самолеты? (Часть 2)

General Electric YF-120

В результате серии испытаний,  ВВС выбрали истребитель Lockheed YF-22 над YF-23 Northrop в качестве основы для нового истребителя для достижения превосходства в воздухе. Кроме того, ВВС выбрала YF-119 Pratt & Whitney в качестве двигателя, которым будет снабжен планер YF-22, с одновременным отказом от конкурента, двигателя General Electric YF-120. Таким образом, был утвержден и планер, и двигатель к нему.

Тут надо заметить, что в ходе испытаний действительно YF-120 оказался более мощным на обоих планерах, и они показывали большую скорость и маневренность, чем конкурент. Как потом выяснилось, General Electric как раз и ставила целью превзойти конкурента по этим характеристикам, что увенчалось успехом.

Но конкурент ведь тоже не сидел сложа руки. При разработке YF-119 Pratt & Whitney делала упор на «баланс между производительностью, безопасностью и надежностью, ремонтопригодностью и низкой стоимостью жизненного цикла».

После подведения итогов конкурса, сразу возникли комментарии на тему того, что военные оказались консерваторами и предпочли более простое решение, которое можно расценивать как откат от передовых позиций в разработке авиатехники. Однако, военно-воздушные силы США не рассматривали эту демонстрацию как «откат » производительности, а скорее продемонстрировали технические и управленческие возможности, необходимые для достижения целей программы, во время разработки, с наименьшим техническим риском и наименьшими затратами».

Как мы видим, превосходство технических характеристик еще не все. Военным была нужна серийная модель и так слишком сложной авиационной системы, и она должна была легко уйти в серию, а главное – потом обязана была отличаться высокой надежность и легкостью в ремонте и настройке. Ведь это не болид Формулы-1, а боевая машина, которая должна легко обвязываться логистикой, обучением и всем остальным.

То есть, решения могут быть совершенно революционными, но они могут не вписаться в серийное производство, так и оставшись штучными изделиями, как «Черный дрозд», летавший на скорости более 3Мах.

Важность этого подхода подтверждена, в частности тем, что даже более простой в производстве и обслуживании 22-й, не набрал даже минимально запланированной серии, а 23-й остановился бы еще раньше. Другое дело, что сейчас военные и промышленность США снова оказались на той точке, когда надо выбирать концепцию самолета уже шестого поколения, и какая точка зрения победит на этот раз – трудно сказать.

И тем не менее, вся эта эпопея говорит о том, что 20 лет, от начала разработки концепции и до утверждения прототипа – слишком большой срок, чтобы вписывать его в какие-то консприрологические схемы. А с учетом того, что по факту, планеры и двигатели утверждались отдельно, то этот факт и вовсе ставит точку на такого рода рассуждениях. По крайней мере, у них практически не остается шансов.

А кроме того, в свете изложенного выше, стоит просто представить, из скольки вариантов двигателей и планеров выбирали россияне? А китайцы?

Be the first to comment on "Как выбирают самолеты? (Часть 2)"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*