Размытая грань войны

Недавний инцидент (20 июня) со сбитым иранцами американским дроном «Global Hawk» остро поставил вопрос о том, что характер ведения военных действий претерпевает последнюю фазу трансформации и выходит на качественно новый уровень. Вернее, сейчас размывается грань, за которой начинается квалифицированная агрессия и, как следствие – появляется повод для ведения войны.

Именно поэтому мы наблюдаем агрессивные пролеты российских боевых самолетов рядом с самолетами-разведчиками стран НАТО над нейтральными водами морей. Они бы с удовольствием срубили американца, будь это возможно без дальнейших последствий. То же самое сделали бы и американцы или англичане, когда российские бомбардировщики вплотную подходят к границе той же Великобритании. Но все прекрасно понимают, что сбить самолет или потопить корабль потенциального противника и убить его экипаж – верный способ развязать войну.

Между тем, нормы международного права трактуют агрессию, а значит и повод для начала войны, более широко – нападение на военные корабль или самолет. Даже если экипажу удастся спастись, сам факт нападения уже достаточен для такой квалификации. Это было подтверждено и международным трибуналом в деле о захвате россиянами украинских катеров и их экипажей. Но это решение вышло спустя месяцы после самого инциденты, а по-горячему все могло случиться лишь в случае подтвержденной гибели экипажа. Тогда не нужен никакой трибунал.

Это наблюдение как раз и поясняет некоторый дрейф границ оценки подобных ситуаций. Просто нападения уже не достаточно, а необходимы человеческие жертвы. Полагаю, что случилось это смещение уже достаточно давно, только вот актуальность его стала очевидной прямо сейчас.

Но вернемся к инциденту с дроном. Иранцы сбили морскую модификацию дрона «MQ-4C Triton», а всего ВМФ США заказал их у производителя шесть штук. Контракт еще не закрыт и будет выполнен до 2025 года. До инцидента флот располагал тремя такими машинами. Стоимость одной такой машины составляет свыше $200 млн. за штуку. В общем, иранцы стрельнули птичку, стоимостью примерно в четверть миллиарда долларов, и это им сошло с рук.

А теперь возьмем ситуацию для сравнения. Новейший многоцелевой истребитель ВВС США F-35 уже выпущен тиражом около четырех сотен экземпляров. Стоимость одной машины, в последних двух лотах, упала ниже $80 млн. И вот представим, что иранцам удалось его срубить и при этом – погиб пилот. Казалось бы, материальные потери втрое меньше, уникальность же самолета на два порядка ниже Тритона, и тем не менее, по иранским целям уже отстрелялось бы все, что имеет на борту Томагавки, а потом эти места обрабатывала бы палубная авиация авианосцев, самолеты из Катара, Саудовской Аравии и тяжелые бомберы с авиабазы на острове Диего Гарсия.

А все потому, что нету трупов – нет и дела. Трамп умыл руки, а Пентагон списал машину, стоимостью в три новейших истребителя пятого поколения F-35.

Оказывается, это уже не первый инцидент именно такого характера. В декабре 2016 года случилось и вовсе невероятное событие. В 62 милях от берега Филиппин. Работало океанографическое (разведчик) судно ВМФ США «Bowditch». Все происходило в нейтральных водах. С борта судна в воду был запущен роботизированный подводный аппарат, а поблизости находился корабль китайских ВМФ. После того, как робот отошел примерно на километр от судна-матки, китайский корабль быстро пошел на сближение и буквально за пару минут выловил и поднял на свой борт американского дрона, после чего на полном ходу ушел в сторону побережья Китая. Все это произошло на глазах опешившего экипажа американского судна.

Как это оценить и как к этому относиться? На самом деле, это – серая зона, поведение в которой формируется путем прецедентов. Как мы видим, явно агрессивные действия – не получают жесткого отпора, а значит, становятся нормой.

А ведь только у США имеется программа на $4млрд. до 2024 года на закупку десятка крупных ( несколько десятков метров длиной) надводных и столько же подводных дронов. Ими насыщается небо и море, и рано или поздно, встанет вопрос о постепенном переходе (в контактной зоне) именно на беспилотные системы вооружений, и как быть тогда? Где в таком случае будет находиться точка с надписью «Казус белли»? На наш взгляд, опасность здесь заключается в том, что любой ее может трактовать как угодно, а это чревато началом большой войны просто из-за размытости правил.

5 Comments on "Размытая грань войны"

  1. «-И восстали машины…»
    не смешно на самом деле…

    • для того аби «машини повстали» треба щоб вони відчули небезпеку для себе.
      це усього одна стрічка коду…

      • Перепрошую. Але «стрічка» російською то буде «лента, ленточка». А вот «стрічка, строка» то українською це буде «рядочок»

  2. «После того, как робот отошел примерно на километр от судна-матки, китайский корабль быстро пошел на сближение и буквально за пару минут выловил и поднял на свой борт американского дрона, после чего на полном ходу ушел в сторону побережья Китая.»
    Ну почему штаты не установили на этот случай в этого робота БОБМУ, которая бы разнесла в щепки корабль с ворьем?
    Это как в поленницу с дровами закладывают от ворья полено с порохом, чтобы печка ворующего дрова перестала существовать.

  3. на секундочку представим, как рашка отреагировала бы на любой подобный претендент ……..? — ховайся, демонстрации по всему сортиру, расссисияне в майках надписью НАТО бродят по зоопаркам страны и дразнят медведей,ООН переезжает в мааскву, ПАСЕ в Ньювасюки

    например, как Нетаньяху быстро попёр к карликоведу решать вопрос о не ИМ сбитым разведчике
    — получается, эта, вот : импотенция потенции,тенденция к деменции, конкретно — экскременция, такая вот штукенция.
    -В целом трамповедение.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*