Французский феномен (Часть 2)

Многие помнят французские истребители «Мираж», а теперь и «Рафаль», а знаменитые ракеты «Экзосет» показали себя в ходе войны за Фолклендские острова. Прицелы того самого производителя, о котором мы вели речь выше, стоит на множестве самолетов и танков по всему миру. В том числе, они стоят на экспортных вариантах российских самолетов, а особенно — танков. 

Из оборонки вышла космическая программа «Ариан», ставшая основой для работы европейского авиационного агентства. Оттуда же вышел целый авиационный комплекс Airbus, со своим центром во французской Тулузе. Но у нас мало известна другая сторона военной промышленности Франции, которая поставляет поистине выдающиеся изделия для собственных военных и на экспорт.

На сегодня, самыми дорогими и сложными экземплярами военной техники по праву считаются крупные надводные, а особенно — подводные корабли. Это касается как габаритов самого изделия, так и его цены и, конечно же, длительности и сложности изготовления. Причем, если брать соотношение размера и стоимости конкретного изделия, то современные атомные подлодки окажутся самыми дорогими и сложными.

Современная концепция подводного флота предполагает наличие двух классов субмарин — ракетные подлодки, несущие а своем борту МБР, и лодки-охотники, предназначенные для борьбы, в основном, с флотом противника. Они оснащаются торпедами или крылатыми ракетами, способными запускаться из торпедных аппаратов.

Строительство таких подлодок уже говорит об уровне технологий страны — изготовителя, и потому таких стран в мире всего несколько. К их числу относится и Франция. Она строит оба класса атомных субмарин, класс Triomphant — ударные подлодки, которые играют роль одного из компонентов ядерной триады Франции. Всего их выпущено четыре единицы. Кроме того, ВМФ Франции имеет класс Barracuda — атомные подлодки-охотники.

Их роднят технологии, которые сделали субмарины самыми бесшумными атомными подлодками в мире. Так, именно старшая подлодка стала участницей подводного инцидента. 3 февраля 2009 года, в погруженном состоянии, она столкнулась с британской атомной субмариной Vanguard. Лодки ушли на свои базы своим ходом, хоть и с поврежденными корпусами. Когда стали разбираться в причинах инцидента — выяснилось, что они не видели и не слышали друг друга, настолько тихо они двигались под водой.

Сами французы говорят, что силовая и ходовая установки субмарины издают шума не больше, чем это делает креветка. Эти же технологии полностью перекочевали в субмарину-охотник класса Barracuda. Поскольку их выпуск был налажен уже после строительства подлодок старшего класса, то там у удалось применить еще более развитые технологии. Например, инженеры нашли решение, позволившее миниатюризировать очень тихий ядерный реактор. Также применены более новые материалы обшивки и доработана насосно-реактивная установка, позволяющая достигать максимальных скоростей подводного хода, без увеличения шума.

В итоге получилась самая совершенная субмарина своего класса. Имея длину 99 метров и полное водоизмещение 5300 тонн, самая последняя субмарина серии — Suffren вдвое крупнее субмарины класса Rubis, которую она замещает. При этом, новая подлодка имеет меньший экипаж, всего 60 человек, что дает возможность разместить его с большим комфортом. Каждый подводник имеет свое собственное спальное место, а не меняется им посменно. Кроме того, внутренний объем теперь позволяет иметь более внушительный арсенал.

Из четырех торпедных аппаратов, подлодка может отстрелять более двух десятков управляемых торпед F21 и/или ракет SM39 Exocet.

При этом, субмарина оборудована всеми основными системами именно французского производства, от бортового оружия до сонаров. Ожидается, что новая субмарина заменит лодки предыдущего класса до 2030 года, и судя по всему, эти машины, в плане технологий и боевых свойств, идут либо вровень с новейшими американскими одноклассницами, либо превосходят их.

Еще раз напомним, все это выпускает страна с 66-тимиллонным населением и делает это самостоятельно и одновременно с авиацией, бронетехникой и ракетами. Между прочим, европейский самолет шестого поколения европейцы начали строить именно на французских технологиях и разработках.

Все это к тому, что наш собственный ОПК, при правильном подходе, способен на что-то подобное, пусть и не во всех областях, но во многих. Просто для этого нужное умное руководство страны (а не тот сброд, что сейчас) и желание. У нас все получится. У французов же получилось? Даже у маленького Израиля получилось. Получится и у нас.

7 Comments on "Французский феномен (Часть 2)"

  1. Однозначно! Потому что, уже многое получилось.

  2. ну тут еще можно почитать статьи Автора про то, как французы слились в 40-х годах. и вот вопрос, не является ли такой прогресс франции в вооружениях следствием того, что в свое время она не была разрушена и ей не пришлось тратить ресурсы, в т.ч. и людские, на восстановление.

  3. Очень достойньій материал в тему статьи… (естественно, отбросив лирически-художественную составляющую): https://kinokrad.co/336615-zov-volka.html

  4. Пляшку потрібно поставити французам за їх метричну систему))))) бо міряли б зараз все черевиками та бочками)))
    Без Франції не було б Ізраїля.

  5. Хотя самое главное в этом мире — избежать любых контактов с «братским народом» . Во-об-ще !!! Французы с этим , кстати , не справились .

  6. Отношения Франции с Россией сложились в 18 веке, когда любой француз или француженка, более-менее умеющие читать и писать на родном языке (что во Франции было не редкость), могли в России получить место гувернера или гувернантки в богатой российской семье с таким окладом, который на родине для них был недостижимой мечтой. Естественно, что за более, чем сто лет, в России побывало очень много граждан Франции и ими было воспитано не одно поколение франкофонных российских дворян. Вспомните начало романа «Война и мир», где первые полторы страницы передают разговоры российских дворян, а потому написаны полностью по французски. В свою очередь и среди французов Россия закрепилась в сознании, как место, где можно очень неплохо заработать, не прикладывая чрезмерных усилий. Кроме того, то самое российское дворянство в 1917 году стремилось сбежать именно во Францию, хотя и жилось им там не сладко. Исторические связи многих поколений воспитывают у населения определенный стереотип отношения к разным странам. Россия для французов и сегодня «не чужая страна», во всяком случае, гораздо ближе, чем Британия, США или Германия. Тем более, что географическая удаленность не позволяет им унюхать тот имперский смрад, от которого нас уже тошнит

  7. «европейского авиационного агентства.»
    Мабуть автор мав на увазі «космічне» агенство?

Leave a comment

Your email address will not be published.


*