А старичок снова за “Новичок”. Часть 1.

В одном из материалов “ЛО” на тему об истории политических убийств была такая фраза: “Трудно было скрыться от длинных рук секретных служб СССР/РФ, которые начали совершать политические убийства за рубежом ещё в 1920-х годах прошлого века!”
С тех пор многое изменилось в искусстве владения ядом и кинжала. С появлением новых технологий произошел качественный скачок от пистолета стреляющего цианистым калием (жертвами которого стали Лев Ребет и Степан Бандера) и ножа для колки льда (Лев Троцкий) до рицина (болгарин Георгий Марков) и фосфороорганических соединений (ФОС) из закрытого списка боевых отравляющих веществ.

Как известно в 2018 году в Солсбери состоялось покушение с участием сотрудников спецподразделения ГРУ в/ч 29155 (командир генерал-майор Андрей Аверьянов) на Сергея Скрипаля (в прошлом полковника ГРУ и агента британской разведки MI6) и его дочь Юлию с применением одного из этих соединений — “Новичка“.

Судя по недавним событиям в Залесье производство ФОС в качестве боевых отравляющих веществ продолжается как ни в чем не бывало. Как будто никто и никогда не слыхал про Конвенцию по Запрещению Химического Оружия (КХО) ратифицированную Залесьем 5 декабря 1997 года.

А ведь это произошло только потому, что после развала совка ученые, работавшие над созданием новых ФОС к числу которых относится “Новичок”, нарушили обет молчания. В 1992 году Вил Мирзаянов и Лев Фёдоров опубликовали статью «Отравленная политика», в которой критиковали российский военно-промышленный комплекс и обвиняли генералитет Советской Армии и высшую власть страны в нарушении КХО.

Мирзаянова обвинили в разглашении государственной тайны (ст. 75, ч. 1 Уголовного кодекса РСФСР) и арестовали 22 октября 1992 года. Поскольку эта история хорошо известно мы ее пропустим. После второй ходки в Лефортово Мирзаянов в 1995 году эмигрировал в США и сейчас работает в Принстоне.

Попробуем отстраниться на пару минут от политических спекуляций на злобу дня (санкции, отключение от SWIFT и т.д.) вызванных периодически высовываемым ядовитым жалом Кремля. Желающие могут расширить свой кругозор познакомившись с мнением профессионального исследователя истории вопроса здесь .

Сфокусируемся на научных и медицинских проблемах отравления ФОС. Ацетилхолинэстераза, фермент расщепляющий нейромедиатор ацетилхолин и прерывающий нервный импульс, снова стал героем дня. Именно на него нацелены множество разработанных в ХХ-м веке ингибиторов, которые блокируя этот фермент нарушают деятельность нервной системы.

В отличие от многих природных ингибиторов ацетилхолинэстеразы (уретанов), ФОС были созданы в лаборатории. Первый ФОС — тетраэтилпирофосфат был синтезирован в 1850е годы. Легко догадаться, что ингибиторы используемые в медицине действуют обратимо. «Лекарство — яд, но яд — лекарство. Одна лишь доза превратит лекарство в яд, и яд в лекарство…», сказал один из отцов медицины Парацельс.

Однако созданы и необратимые ФОС, которые легли в основу создания химического оружия и в том числе “Новичка-1” известного как “вещество 33” (аналогом газа VX) и его последующих модификаций. На них высказывание Парацельса не распространяется.

Ну не мог же Парацельс предвидеть, что целью разработки соединений типа ”Новичок” будет создать вещества не детектируемые стандартными приборами химической разведки, проникающие сквозь стандартную химзащиту войск НАТО, более безопасные в обращении и не состоящие в списке веществ запрещенных договором о запрещении химического оружия.

История Новичка описана. “Новичок-1” был разработан в 1973 году Петром Кирпичевым в Шиханах под Саратовом. Владимир Углев присоединился к работе над проектом в 1975. Пять вариантов Новичка были адаптированы для использования в качестве химического оружия. Наиболее универсальным является А-232 (Новичок-5).

Как правило против ФОС используют быстродействующий антидот атропин. Его действие основано на том, что атропин блокирует рецепторы с которыми взаимодействует ацетилхолинэстераза. Однако поскольку доза атропина эффективная против такого боевыми отравляющими веществами предельна, то сам атропин вызывает побочные эффекты, а именно нарушение сердцебиения и повышение вязкости бронхиальной секреции переполняющей легкие таких пациентов. Следовательно интенсивная терапия включает отсасывание этой секреции из легких плюс иные методы интенсивной терапии.

Именно с такой ситуацией недавно имели дело врачи первой травматологической больницы г. Омска. Вряд ли после того как их пациента, а заодно и головную боль, перевезли в Берлин, про Омск скоро забудут. Омские врачи, сперва назначив пациенту атропин, вероятно спасли ему жизнь. Затем следуя указаниям силовиков пытались скрыть доказательства отравления, и потому навсегда потеряли репутацию, во-первых, Человеков, а во вторых, врачей.

(Окончание следует)

Be the first to comment on "А старичок снова за “Новичок”. Часть 1."

Leave a comment

Your email address will not be published.


*