Проще говоря, противник оперировал какой-то крайне искаженной картиной того, что против него стоит на участке будущего прорыва. И как теперь понятно, данные у него были не просто ложные, а сформированные таким образом, чтобы вынудить его действовать максимально рискованно и что называется – подставиться под огонь. Ясно, что наши военные готовили ловушку, вынуждая противника поверить в данные, которые говорят о том, что тут можно осуществить прорыв фронта настолько крупными силами. 

Но как известно, подобного масштаба операция готовится не только по данным собственной разведки, но и обеспечивается действиями контрразведки, чтобы не опереться на ложные данные. А кто у них контрразведка? Правильно. В данном случае она либо показала свой низкий профессионализм, либо просто умыла руки, чтобы сапоги наломали дров собственными силами, и они их наломали.

То, что мы наблюдали на многочисленных видео, вряд ли можно назвать атакой «колонной». Скорее всего, противник двигался к рубежу атаки, который находился дальше, и до которого он так и не дошел. А пока он не развернулся в атакующие порядки и движется к месту, где он это планировал делать, он и будет идти колонной. Другое дело – какая плотность колонны будет в данном случае, но если он планировал сработать на скорости, то колонна будет плотной и двигаться будет быстро, след в след, что и наблюдалось на самом деле.

То есть, когда конторские и многие наши говорят о том, что лапти ничему не учатся и тупо бычатся колонной, скорее всего, это – ни о чем и более того, такая подача информации оставляет за бортом явно большую работу ВСУ, которая тщательно готовило грандиозную ловушку. А это – несправедливо по отношению к нашим военным. Ведь как показал дальнейший ход событий, противник получил комбинированное поражение – минированием, противотанковыми средствами, дронами и артиллерией. 

То есть, его ждали в это время и в этом месте. А то, как он двигался, говорит о том, что дорога считалась разведанной и безопасной, поскольку по ней двигались все, уверенно и быстро. И раз там оказались мины, то это означает, что поставили их прямо накануне наступления, что в условиях плотной работы дронов, можно считать отдельным подвигом. В общем, колонна попала под раздачу не в момент, когда она развернулась в атакующие порядки, а на марше, во время движения по «безопасному маршруту». 

Тут вообще вряд ли можно говорить о том, что враг ничему не учится. Даже наоборот, если он все же смог отвести оттуда чуть более половины своей техники, говорит об обратном. Если бы он замешкался, то вся колонна оказалась бы сожженной. А что касается работы наших военных, как в плане обустройства засады, так и ведения огня, когда противник таки оказался в зоне досягаемости средств поражения, то тут можно говорить о том, что даже в условиях жесточайшего лимитирования боеприпасов, наши военные находят варианты, как бить врага таким образом, что он еле гусеницы уносит.

Собственно говоря, такой разгром не мог попасть в их прессу в принципе. Тема должна была поболтаться в среде их военкоров и тихонько сойти на нет, но ничего подобного – она засветилась на публике и там поднялся вой в плане того, что тупые сапоги гробят людей и технику. А это ничто иное, как обратный ход гадюки, в ответ на выпад жабы с иранским предупреждением. И в общем, во всей этой истории безусловно радует то, что градус этого «взаимодействия» постоянно растет и это дает определенные возможности.

3 коментар до “Кама с утра (Часть 3)”
  1. Да, непорядок. Придётся Шмаркле и Сырского снимать, если не хочет испробовать “новичка”. Разве что кураторы сами обойдутся, пригрозив головкому репрессиями в отношении родителей и брата.
    А тут ещё и по Каме прилетело и с утра там весело (я даже подумал, что название статьи именно этот факт обыгрывает).

  2. Є боєприпаси для дистанційного мінування. В залежності від площі мінування накидається певна кількість касетних снарядів з протипіхотними та/або протитанковими мінами. Через пару днів 90% мін самознищуються.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *