Во вражеских пабликах проскользнули откровения кого-то из вражеских МЧСников, которые тушили нефтебазу в Калаче-на Дону, которую так удачно отработали наши дроны. Он сказал о том, что характер повреждений был таким, что имеющимися силами и средствами там было делать нечего, и что надо было просто ждать, пока все выгорит и безусловно – демонстрировать фонтанчики воды и пены, чтобы никто не сказал, что ничего не было сделано. 

С другой стороны, пена всегда смотрится неплохо и кроме того, если правильно направить поток воды, то со стороны даже можно наблюдать кусочек радуги. И вот сегодня к обеду стало известно о том, что все, что могло гореть – сгорело, и когда остаточные очаги были потушены, то кто-то из пожарных спел песню, на известный мотив и почти с такими же словами: «А нефтебазы нет, нет, нет. А нефтебазы нет.

Два дрона были уложены в два стоящих рядом комплекса и в итоге, не менее 7 емкостей с топливом как раз и устроили этот незабываемый фестиваль огня и дыма. Теперь точно можно говорить о том, что пожар, вызванный осколками сбитых дронов не только локализован, но и полностью потушен. Правда, там особо тушить уже и нечего, но с формальной точки зрения, все так и есть.

Так случилось, что примерно в то же время, как в Калаче перестали гореть нефтепродукты, в соседней – воронежской области, перестали взрываться боеприпасы, а именно – артиллерийские снаряды и ракеты на арсенале, куда прилетел точно такой дрон, как и на нефтебазу. Как оказалось, добра этого там было очень много, потому и взрывалось долго. В результате, артскладов, как и нефтебазы, тоже больше нет.

Арасклад, которого уже нет

И вот что интересно, на это происшествие прибыли такие самые пожарные, что и в Калаче, которые тоже решили, что надо процессу закончиться самостоятельно. Там должно взорваться все, что только может это сделать и только после этого – заходить на место и посмотреть на то, насколько оно изменилось. В связи с этим, очень интересным оказались другие рассуждения лаптей, по поводу атаки центра Киева. Там говорят о том, что все это может вылиться в снятие с ВСУ ограничений дальности ударов западным оружием по территории федерации. 

Сегодня Британия уже заявила о том, что снимает любые ограничения по применению Теней, и лапти полагают, что это лишь начало. И в самом деле, вопрос снятия ограничений уже не просто стоит ребром, а должен быть решен в ближайшее время, поскольку аргументов против этого найти просто невозможно. Ну а лапти, в связи с этим, ссылаясь на свои источники в военном министерстве, пишут вот такое:

«Новые власти Британии заявили, что киевскому режиму можно бить британскими ракетами по военным объектам на территории России. 

«Не знаю, получит ли враг ракеты, которые долетят до Москвы. Но в НАТО не испугались, как мы, честно говоря, ожидали, и отодвигают красные линии. Почему не испугались, разбираемся. Посмотрим, как будут развиваться события дальше», – сказал нам военный, который ранее прогнозировал такие проблемы.

На вопрос о том, готовится ли ответ Западу, он отвечать отказался. При этом другой источник, в Минобороны, высказал надежду на то, что «ситуация не зайдет слишком далеко, и как минимум в Москву ракеты НАТО не прилетят».

Вот так. Они надеются на то, что до москвы ничего не долетит. Поэтому мы еще раз повторим: Карфаген, в смысле – москва, должен быть разрушен!»

6 коментар до “Как правильно тушить осколки сбитого”
  1. Один мой близкий родственник, когда я рассказывал про длинную очередь беженцев на берлинском вокзале – успел там пару часов поволонтёрить в марте 2022 – отвечал мне, что всё это враньё, и россия бьёт только по военным объектам. Живёт родственник нескольких километрах от большого военного-транспортного аэродрома недалеко от москвы, в доме, где жило уже шесть поколений моей семьи. Когда осколки ракеты ПВО полетят на этот дом и сад – как они падали туда во вторую мировую, как недавно полетели крымский на пляж – я скажу лишь, что Украина бьёт только по военным объектам.

      1. Знаю, что мало.
        Даже живя в Европе, я в телефон слышал, как пердит шахед, пролетая на домом моих Украинских родных.
        В том подмосковном доме, шестым поколением моей семьи, живёт мой племяшка – я зову его “Пельмешек”. Пельмешку пять лет. В пять лет я ходил в пластмассовой каске с красной звездой на демонстрации 1 мая. А вот сейчас только что перевёл деньги волонтёрке – вдове Побратима. Моей родственнице-Украинке. Это над её домом жужжал тот шахед.
        Я это к тому, что из Пельмешка может вырасти кто угодно. И я хотел бы, чтобы он всё-таки вырос. Большим, здоровым и умным. Но я слишком хорошо помню, как убежавшие в Германию от бомбёжек Украинские девочки его возраста, показывая на самолёт, кричали “Ракета!” И даже не пытаюсь себе представить, что осталось в памяти детей на Краматорским вокзале, что останется в памяти детей, переживших позавчерашний налёт на Охматдит. Не настолько крепка моя психика.
        Говорят, “на войне нет чужих детей”. Чушь, есть. Своя рубашка всегда ближе к телу. Но если бы встал вопром между Пельмешком и любой из тех девочек… не моя вина в том, что большинство его родственников поддерживает эту войну, а значит – косвенно одобряет, что Пельмешек пойдёт на хрящи на следующую. Вот и весь выбор.

        1. Дай Боже твоїм словам силу.
          Хай діти ніколи не знають шо таке війна.
          Живіть з миром.
          З повагою Ігор Кійко – Запоріжжя.

  2. Только что во время прогулки по Вильнюсу видел сцену: мама показала в вечернем небе группу разноцветных воздушных шаров, а ребенок за ними узрел поднимающийся с аэропорта реактивный самолет. РАКЕТА. И тоже самое долго не соглашался с мамой, что это самолет. Рускоязычные, уверен, что Украйнские беженцы.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *