Практика показывает, что противник ведет модернизацию своих вооружений, в основном – экстенсивными методами. Так, навешивание дополнительного бронесарая на танк говорит о том, что качество собственно основной брони танка уже дальше давно никуда не движется и потому – надежды на нее нет. Кстати, этот же сарай говорит о том, что и динамическая защита российского производства, видимо, уперлась в предел своего потенциала роста. Более того, вражеские паблики глухо, чтобы не нарваться на статью «о дискредитации», писали о том, что динамическая защита не так защищает саму машину, как поражает личный состав десанта, который доставляется этим танком. Отсюда и такие решения.

Понятно, что всякая новая приблуда требует осмысления для того, чтобы эффективно преодолевать неизбежные узкие места, но поскольку сама концепция такой защиты не технологична, она как минимум, урезает целый ряд возможностей самой боевой машины. В данном случае технари могут рассуждать об этом более подробно и обоснованно, но важна тенденция. Понятно, что война высокой интенсивности очень быстро проявляет слабые места тех или иных систем вооружений и нащупав их, противник намеренно работает именно в этом направлении, чтобы наносить наибольший ущерб. 

Но тут важно то, как быстро обладатель этой системы сам заметит, что противник подобрал ключи, а еще более важно то, какие подходы будут использованы для нейтрализации обнаруженной уязвимости. Какие-то решения могут быть удачными, какие-то не очень, однако в любом случае будет видно, как работала инженерная мысль и насколько у нее высок полет. Поэтому бронесарай может служить таким себе индикатором того, какими путями там блуждают инженерные мысли, а вернее – по каким путям их принято запускать.

Из этой же серии все более крупные бомбы, которые применяет фронтовая авиация. Это опять же – экстенсивный ход инженерной мысли. Главной идеей тут является наращивание массы БЧ до предельных размеров. Предельным здесь можно считать конечную массу боеприпаса, которую может поднять фронтовой бомбардировщик. Перед своим дембелем Шойгу показал производство авиабомб ФАБ-3000, то есть – трехтонных бомб и враг их уже применял на поле боя, хотя насколько можно понять, нечто подобное «не штатно сошло» с подвески фронтового бомбардировщика над Белгородом и в результате они раскапывают подъезд многоквартироного дома.  Так что жители Белгорода теперь на своей шкуре почувствовали то, что они сбрасывают на Украину. Думаю, что впечатления у них от этого, самые оживленные.

Сказки про ракету «Точка G», которую якобы выпустили с территории Украины, не устраивает даже собственную публику, которая ссылаясь на данные ведомства тогда еще Шойгу, утверждала, что запас этих ракет Украина исчерпала, а поскольку она их не производила, то восполнить их запас было просто нечем. Последние ракеты такого класса отстреляли в конце 2022, в начале 2023 года и с тех пор нет никаких данных о том, что были использованы именно эти ракеты.  Собственно говоря, именно эти ракеты оставляют настолько много следов, как во время запуска, так и после поражения цели, что сомнений в этом не было бы ни у кого, этом числе и у наших партнеров.

Но даже если представить, что ВСУ еще имеют несколько единиц ракет такого класса, с учетом их убыли за два года войны, то этот остаток был бы израсходован совсем другим способом и с куда большей эффективностью. Уж что-что, а беречь боеприпасы ВСУ не то, что научились, а у них никогда не было периода, когда их можно было не считать. За все 10 лет войны снарядный голод или дефицит боеприпасов, был главным бичом наших военных. Если бы они могли валить по противнику с такой интенсивностью, как это делает он, то война имела бы совсем другой вид и вполне возможно, закончилась бы еще в прошлом году.  Так что ракеты «Точка G» там не было однозначно.

(Окончание следует)

 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *