Еще раз повторим, что официальное лицо, занимающее высокий государственный пост и имеющее пожизненный титул президента страны, призывает ввести институт внесудебных казней, ссылаясь на военное время. При этом, военное время выглядит очень странно, поскольку на его страну никто не планировал нападать и не нападал, а возникло оно потому, что его страна совершила очередную агрессию против соседей. И вот на фоне этого ответственного мероприятия, он предлагает расстреливать людей в собственных городах, утверждая, что никакого права на защиту у тех не должно быть, а расследование — вообще ни к чему.

И пускай никого такая риторика не вводит в заблуждение в том плане, что это — пустая болтовня. Вспомним о том, как года три назад заведующий лагерями и тюрьмами высказал мысль о том, что хорошо бы зэкам вернуть каторжные работы. Тогда посмеялись над этим и решили, что чудак просто слетел с катушек, а теперь этот вопрос остался далеко позади, поскольку теперь зэки сотнями мрут под пулями и снарядам в Украине, как смертники в штрафбатах. Каторга теперь выглядит как нечто безобидное и само собой разумеющееся. И в планах стоит воссоздание «шараг», которые планируется сгонять «гнилую интеллигенцию», чтобы она там что-то изобретала как в прошлую, большую войну.

А до этого тюремщика был такой Никита Михалков, который на полном серьезе рассуждал о том, что хорошо бы вернуть крепостное право. При этом он урезонивал слушателей тем, что это — благо и по сути — исконная форма жизни в лепрозории. Мол, крепостные делегируют барину свои права и обязанности, а за это он обеспечивает им сытую и спокойную жизнь. Это ли не величие? И после такого его выступления к нему выстроилась очередь из желающих стать крепостными. Они согласились стать вещью барина в 21 веке. То есть, такая дикая дичь, которая считалась оставшейся в глубокой истории, прямо сейчас там находит отклик и одобрение и ни у кого не вызывает отвращения.

Ну а все вместе это попадает под один общий знаменатель. Ни в одном из указанных выше случаев к оратору не приехала неотложная психиатрическая помощь и не увезла в страну бесплатного галоперидола. Ничего подобного, они не просто остались на своих местах и продолжили все ту же риторику, но их дикие вещи стали обретать реальные формы, как с той самой каторгой. Правда, крепостное право там еще не введено, но похоже на то, что после выезда из страны состоятельной публики в количестве 1,2 миллиона тушек, внутри остался контингент, который готов записаться хоть в крепостные, а хоть и в рабы. 

По крайней мере, мобилизованные показывают, что они-то уж точно готовы. Они уже готовы к скотским условиям содержания и даже стать объектом купли, продажи, мены и дарения. Их это устроит, если им будут регулярно давать деньги и четко формулировать то, что им следует выполнять, пусть это будет и дикая дичь. Многочисленные интервью этой публики как раз и говорят о том, что это стадо не устраивает то, как их кормят и как им платят, а более продвинутых не устраивает то, что им еще и не ставят ясные задачи. Остальное все — в порядке.

А раз так, то можно не сомневаться в том, что если инициатива Медведева найдет отклик и людей начнут расстреливать просто на улице, то это там никого не шокирует и будет принято с пониманием. Ни сам Медведев, ни публика, явно или молча одобряющая такое, как-то не заметили, что их лепрозорий проскочил отметку, за которой позади остался Третий Рейх, с его записной дичью. Собственно говоря, даже оставленные без наказания такие подачи как у Медведева, уже оставляют Рейх позади, ну а если они действительно начнут валить своих мирных на своих же улицах — тем более. Хотя… Пускай делают что хотят, только сначала — выйдут с территории Украины или лягут в ее землю.