Почти всю жизнь довелось прожить не курильщиком, но среди курильщиков и потому некоторые мудрости от любителей табака все же знаю. И большая часть этих прибауток осталось после срочной службы в армии. Обычно они касаются отсутствия или ограниченности сигарет. Именно оттуда мне стало известно о том, что у некоторых из курительных принадлежностей бывают только губы. Или деловое предложение в стиле: сначала курим твои, а потом — каждый свои. Но в данном случае интересна другая знаменитая фраза о том, что выроненная сигарета, пролежавшая на земле менее пяти секунд, не считается упавшей и ее еще можно курить.

Это касается сначала детективной, а потом — все более анекдотической ситуации с «зерновым коридором». Судя по тому, как у некоторых вчера подгорало от этого детектива, просто напомним о том, что в этой схеме делает Турция. На самом деле, ей не нужна пшеница, которая вывозится из Украины. Проще говоря, Турции вообще плевать, будет ли действовать «зерновой коридор» или нет, поскольку на пищевой рынок страны это не влияет никоим образом. И тут возникает вопрос о том, какой же интерес тут преследует Анкара. Безусловно, имея дельту в стоимости зерна, Турция что-то зарабатывает и это — от 15% стоимости экспортируемого зерна, но это не тот приз, ради которого стоит ввязываться в потенциально опасное мероприятие с далеко не очевидными последствиями. 

В общем, эта дельта — бонус к основному интересу, который лежит в сугубо политической плоскости. Конечно, Эрдоган принес новый, пусть и небольшой источник доходов для своей экономики, что всегда и везде считается крупным плюсом для репутации первого лица, но все же это — сопутствующий эффект. Главным же профитом здесь является повышение международного статуса Турции. Ведь она вошла в сделку вместе с ООН и стала гарантом всей этой сделки именно под ее флагом. Уже одно то, что ООН опирается на конкретную страну в реализации какой-то программы придает ей вес, но в данном случае, всем понятно, что именно Анкара выступает в виде противовеса взбесившейся федерации. А это — идеальная ситуация для того, чтобы без прямой конфронтации указать москве ее подчиненное место. 

А что самое важное, для этого не нужно лупить по системам ПВО в Сирии, разматывать войска в Ливии, либо делать какие-то другие резкие движения. Ничего подобного. Все выглядит чинно и культурно. Но сам статус гаранта уже предполагает, что он находится над схваткой, а в данной ситуации, он как бы намекает на то, что в случае непредвиденной ситуации, Турция уже имеет мандат употребить силу. Ну а поскольку формат операции имеет ввиду морскую операцию, то именно турецкие корабли, обеспечивающие безопасность конвоев, получают право отвечать силой на попытки сорвать конвой.

Далее все становится на место, поскольку даже чисто теоретически, Украина не может угрожать конвоям, поскольку не имеет для этого морского флота, да и было бы странно, если нагрузить суда своей пшеницей, а потом — напасть на них. А раз так, то в таком формате Турция выступает оппонентом именно для федерации, которая и несет прямую и непосредственную угрозу для прохождения конвоев. Именно они демонстрировали ракетные обстрелы гражданских судов и сплошное минирование акватории, прилегающей к территориальным водам Украины, и даже в самих ее территориальных водах. В общем, это такое себе опосредованное и разбавленное противостояние Анкары и москвы.

(Окончание следует)